Церковь

…Весна, голубые ризы, цветы, птицы, улыбки – Благовещение. «С праздничком!»

 

 

 

 

…Весна, голубые ризы, цветы, птицы, улыбки – Благовещение. «С праздничком!» Через невольную нежную умильность пробивается ужас и трепет того решения, что приняла когда-то совсем еще юная Девушка: «Се раба Господня». Да если бы не понимающая поддержка сомневающегося, но, видимо, тронутого ангельским крылом, Иосифа, Мария могла бы умереть. По законам того времени женщину, понесшую не от мужа, должны были жестоко и с позором побить камнями, и другого варианта развития событий не было, никто бы и слушать не стал странный рассказ о небесном явлении. Закон есть закон. Мария это знала. Но ответила: «Се раба Господня».

 

970119_619875138091443_1494894713_n

 

Ангел предстал… На мгновение пытаюсь представить себе… Нет, это непостижимо. Страх и трепет. Да и Сама Мария, по преданию, когда Ангел явился ей сперва у колодца, испугалась и убежала домой, успокоилась, села за пряжу – снова Он. Над остатками каменного жилища Девы Марии и Иосифа в Назарете сейчас возведена базилика Благовещения. Именно это место — обычное бедное жилище стало местом встречи Ангела и Девы, Бога и человечества, местом, в котором произошло события, перевернувшее ход истории — Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом… И теперь во чреве Девы Марии — Богомладенец.

 

Благовещение. Праздник беременных.

 

x20130905a07

 

Мария, она ведь была необыкновенной, но обычной Девушкой, поспешила к своей родственнице, Елизавете. Все знают, что бывает в первые три недели беременности — подробности наказания Евы, которая не только в болезнях рождает, но и в болезнях носит, ждет… А Мария бежит к Елизавете, которой, наверное, уже на шестом месяце непросто выполнять домашние дела: вода, жернова, печь, хлеб… Мария остается с ней некоторое время и, наверное, помогает. Но главное чудо общения в том, что есть человек, который может разделить с тобой твою радость и удивление, который может услышать тебя и приветствовать. Услышать, почувствовать даже на тонком уровне, как великие Младенцы — Иоанн и Иисус — в чревах своих матерей приветствовали друг друга. Иоанн взыграл, почувствовав близость Друга, почувствовав близость Бога. И ему уже не страшно было из темноты утробных вод являться на свет, идти в мир и говорить странные уху вещи о Том, Кто шел вслед за ним.

 

Помню, как стояла в храме с первенцем в животе. Он получился августовским, на пятом месяце, прямо во время благовещенской службы и он зашевелился, взыграл. Описать радость, трепет, который переживает каждая мать, носящая под сердцем, невозможно. Тайна литургии женщины и Бога неведома мужчинам, только матери приоткрыто знание рождения из себя новой жизни. Каждая беременность – необъяснимое чудо, тайна, тайна Божественного сотворчества, которую чуткие женщины хранят всю жизнь, сложив в сердце своем.

 

Вот и сегодня в храме смотрю на счастливых женщин, обремененных счастьем будущего материнства. Они приходят на Маросейку к иконе Феодоровской Божией Матери, как сама Мария шла к Елизавете, чтобы поделиться радостью, тайной, страхом, надеждой. Кто, как Она, может понять, почувствовать трепет, пережить вместе с каждой женщиной чудо рождения нового человека, которому суждено родиться в вечность. Бог стал человеком, чтобы каждый человек стал Богом…

Алиса Струкова