Принесите Господу миро.

Православная Церковь празднует память святых жен-мироносиц.

Известно, что у православных именно этот день, а не пресловутое 8 марта, считается женским днём. Почему же именно так, и в чём принципиальная разница?

А всё дело в том, что именно, какие качества мы выделяем в богатой женской природе для восхваления, а в данном случае и для почитания, потому что эти святые, благочестивые качества в женах-мироносицах приобрели личное, выплавленное и выкованное в скорбях и трудах звучание.

Итак, если мы совсем коротко, по существу, сопоставим два этих женских праздника, то увидим, что в основе первого – 8 марта — лежит принцип гордости, освобождения от традиции, а с точки зрения веры — и Закона. Он, в свою очередь, отсылает нас к первоначальным событиям человеческой истории, когда сластолюбие и любопытство, преступное забвение послушания и благоговения повлекло за собой страшные, катастрофические изменения в человеческой природе, да и в природе вообще.

Мы знаем о наказании за это страшное падение, и одним из условий этого наказания стало правило подчиненности женского начала мужскому. Трагические страницы истории, трагический «доветхий» завет Бога с отпавшим человеком. И отменить этот завет, конечно, никто не властен.

Да, мы провозглашаем в эти святые дни радость утверждения Нового Завета Бога с человеком. Завета примирения, соединения в любви, но этот Новый Завет не исключает многих последствий и условий завета первого. Так, мы не перестаём страдать, умирать в этой жизни… мы не избавлены от необходимости совершать свой, порой мучительный и трудный, выбор.

Словом, Новый Завет – это святая возможность спасения. Но для того, чтобы этой счастливой возможностью воспользоваться, нужно смиренно осознать и принять те условия завета прежнего, которые продолжают существовать. Нам нужно принять их как необходимое средство осознания произошедшего в человеческой истории, для покаянного и сознательного преодоления греха, хоть и с Божьей помощью, но и напряжением собственных сил, напряжением порой крайним. Об этом забывать нельзя.

photosight.ru. Фото: Богданов Тимофей

Может наличествовать только желание отменить этот «завет вразумления» усугублением своего протеста, наглостью, бунтом. Но если женщина начинает декларировать и воплощать в жизнь всевозможные бесовские «свободы», то это только усугубляет её гибельное положение, а никак не облегчает.

Собственно, это провозглашение бесовского протеста, бессмысленного и губительного упрямства и гордости мы видим в основании того, что называется по недоразумению «международным женским днём».

Сама праматерь наша Ева, к счастью, осознала (пусть и не сразу) гибельность своего любопытства, своего забвения Бога, своего сластолюбия и глубочайшим покаянием, слезами снискала с себе снисхождение, привлекла милосердие Божие и Его благодать. Мы знаем о радостном и светлом разрешении этой трагической истории, когда Господь вывел из ада, освободил от мук и мрака наших прародителей – Адама и Еву.

Это спасение хоть и произошло исключительно силой Божией, вследствие Его любви к падшему человеку, посредством величайшей Крестной жертвы, но и благодаря покаянию. Потому что, по слову святых отцов, Бог спасает нас, но не без нас. То есть для спасения нашего от вечных мук нужно изменение нас самих: приобретение смирения, чистоты, покаяния и любви, стремление и стремление деятельное, напряженное к приобретению всего названного.

И вот именно за это стремление, надо полагать, за эту живую и искреннюю любовь к Господу, за это крайнее прилежание в послушании, кротости, милосердии и любви и ублажаем мы святых жен-мироносиц. И именно потому мы считаем этот праздник днём всех женщин вообще, что привлекаем их внимание к тем качествам, которые обязательно нужно приобрести всякой женщине, чтобы достичь той святости, к которой она призвана.

Конечно, и вера, и смирение, и кротость, и чистота, и любовь – все эти качества необходимы всякому человеку, но в мужчинах и женщинах они приобретают свои, особенные черты, тесно связанные именно с призванием, с образом служения Богу. И если мужчина призван к служению, если можно так сказать, непосредственному, то женщина призвана быть ему помощницей. И это не прихоть человеческая, а тот самый неотменимый завет, о котором мы говорим.

photosight.ru. Фото: Невеличка

Все мы извратили свои пути. Мужчины перестали служить Богу честно, каждый на своём месте, а женщины считают долгом уклониться от служения мужчине как слуге Божьему. В результате страдают все, и конца тому, кроме возвращения в определённое Богом русло, не видно. Словом, всем нам надо немало потрудиться для восстановления действительного послушания, подлинного смирения и нелицемерной кротости.

К сожалению, пропаганда растления, хищничества, хитрости, ненависти, зависти, гордыни и злобы достигла каких-то чудовищных размеров. Наши несчастные женщины, даже зрелые и, казалось бы, уже утвердившиеся в понимании того, что есть добро и зло – всё чаще впадают в безумие «вольной» жизни. Они не понимают, что они именно сами выходят из границ добра, определённых для них Богом, и именно сами этой своей близорукой строптивостью обрекают себя на страдания.

А что говорить о молодёжи, о детях?.. Как им устоять перед поглотившей наше общество болотной мутью, ядовитой, отравленной миазмами греха, так что проповедь о чистоте, о святости, о кротости и любви звучит как бы уже из глубин затопившего нас беззакония.
Но эта проповедь, этот живой пример жен-мироносиц, эта здоровая среда, называемая Церковью, создаёт такие «воздушные карманы» в толще болотных отравленных вод и даёт ещё возможность жить и спасаться, дышать… И чем больше людей дышит этим воздухом, тем его становится удивительным образом больше, так что болотные воды вынуждены отступать.

Может быть, они и вовсе отпрянут, и мы сможем, наконец, начать строить жизнь под чистым небом, под ясным солнцем, наслаждаясь зелёной травой, цветущими деревьями, чистым воздухом… словом, всем тем, что любящий Бог приготовил для людей как дар любви и неизреченной милости, дар, для пользования которым нужно только послушание Его воле.

photosight.ru. Фото: Вадим Эйхман

Мы называем святых жен «мироносицами» потому, что они несли благоуханное миро, чтобы помазать тело снятого с креста Господа, и это событие сопряжено со скорбью. Но в широком смысле миро – это символ и выражение высшей преданности и любви, служения до последней степени веры и верности; несмотря на внешние обстоятельства.

Трудно, очень трудно было в те страшные часы после распятия и снятия со креста Господа верить безоглядно в Его грядущее воскресение. Но любовь простирается дальше веры и заставляет служить истине даже тогда, когда она по видимости претерпевает поражение и крайнее поругание или даже, кажется, вовсе исчезает.

Особенно это очевидно в наше время, когда размыты все понятия о норме, добре и истине. Когда без опасности быть подвергнутым остракизму можно провозгласить истиной несусветный бред. Но вот именно в это время забвения истины и ценно и важно самоотверженное служение ей — не потому, что это выгодно или престижно, а потому, что это и только это есть наше высшее призвание.

Такое служение в наше время требует немалой решимости, самоотверженности и, конечно, веры. Но вера эта не посрамится, потому что «никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3, 11).

И может быть, именно за эту верность, за это служение до конца, невзирая на обстоятельства, Господь и сподобил именно жен-мироносиц быть первыми, кто узнал величайшую и радостнейшую весть в истории человечества: Христос Воскресе!

Священник Дмитрий Шишкин