День жен-мироносиц.

С православным женским днем!

Первые диакониссы, свидетельницы Воскресения

Апостол Петр рекомендует женщинам-христианкам следующее: «Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1 Петра 3, 2-4). Такой красотой духа явно обладали те женщины, кто следовали за Христом и служили Ему в течение последних лет земной жизни Иисуса.

Мы почти не слышим их голоса на страницах Евангелий, за исключением Марфы, заботившейся об угощении и упрекавшей свою сестру, что она ей не помогает (Лк. 10, 40), но после смерти брата Лазаря проявившей удивительное самообладание и высоту веры, и Марии Магдалины, в первые часы по воскресении Христа принявшей Его за садовника (Ин. 20, 11-18).

Прямая речь апостолов Христа, впрочем, тоже нечасто передаётся в евангельских повествованиях, но производит, тем не менее, более заметное впечатление. Пётр исповедует Христа сыном Бога Живого (Мф. 16, 16), на Тайной Вечере обещает душу положить за Него, а вскоре отрекается трижды, говоря, что не знает Иисуса.

Апостолы между собой нередко спорили, кто из них больше. А Иаков с Иоанном, предвкушая грядущую силу и славу Иисуса, мечтали сесть один по правую сторону от Него, другой по левую (Мк. 10, 37). Они же желали истребить огнем одно самарянское селение, через которое проходили как-то раз, и где Иисуса не приняли (Лк. 9, 54). Но все ученики, кроме Иоанна, в конечном итоге разбежались в страхе, когда их Учитель был взят под стражу.

И лишь женщины, молчаливо служившие Иисусу при жизни, продолжали безмолвно служить Ему и по смерти, желая отдать последний долг уже мертвому в их глазах человеку, приготовив благовония (миро) для погребения тела (Лк. 23, 55-56). Мужскую часть вместо ближайших учеников Иисуса в этот момент восполнили более отдалённые до сих пор Его почитатели – Иосиф Аримафейский и Никодим.

Сколько женщин, или жен-мироносиц, как назвала их впоследствии Церковь, присутствовали при распятии Иисуса, и кто из них участвовал в Его погребении, в точности установить невозможно. Евангелист Марк пишет: «Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия, которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим» (Мк. 15, 40-41).

Евангелист Лука говорит просто о «женщинах, следовавших за Ним из Галилеи» (Лк. 23, 49). По Матфею это были Мария Магдалина и «другая Мария», то есть та же, что у Марка (мать Иакова и Иосии), а также мать сыновей Зеведеевых (возможно, та же Саломия — Мф. 27, 56). Евангелист Иоанн говорит о Матери Иисуса, её сестре Марии Клеоповой и Марии Магдалине (Ин. 19, 25).

Кроме того, только Иоанн сообщает нам ту подробность, что сначала воскресшего Христа, не узнав Его, встретила Мария Магдалина, еще затемно. А когда узнала после того, как Иисус назвал ее по имени, Он запретил ей прикасаться к Нему (Ин. 20, 17). Тогда как остальные женщины, пришедшие уже позднее, встретили не Иисуса, а ангела, сидящего при распечатанном гробе (Мф. 28, 2-4; по Луке – двух ангелов, Лк. 24, 4), а потом уже по пути к апостолам Иисус явился им с приветствием «радуйтесь!». И они, «приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему» (Мф. 28, 9).

Но какие бы ни были неясности в точном согласовании всех евангелистов, очевидно одно: первыми свидетельницами Воскресения Христова стали не ближайшие ученики Иисуса, а именно женщины. Пусть пришедшие к Нему как к мертвецу, чтобы отдать последний долг и достойно похоронить Учителя, но услышавшие радостную весть – Евангелие от ангела — о том, что Он жив: «Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес» (Лк. 24, 6).

Деяния апостольские упоминают об избрании семи мужей-диаконов, для того, чтобы у самих апостолов были помощники по хозяйственным делам: «нехорошо нам, оставив слово Божие, обслуживать столы» (Деян. 6, 2). Кроме диаконов, то есть, по-русски, служителей, позднее назначались и диакониссы, об одной из которых упоминает апостол Павел (Рим. 16, 1). Но первыми служительницами, диакониссами в самом прямом смысле слова, были именно жены-мироносицы. Евангелист Лука среди них упоминает еще Иоанну, жену домоправителя Ирода Хузы, и Сусанну, а также «многих других», которые служили Христу имением своим (Лк. 8, 3).

Впоследствии в церковной истории роль женщин была также велика, а подчас и просто незаменима. Но к средним векам эта роль стала более пассивна, а их вес в церковной жизни во многих христианских странах поубавился; исчез из церковной жизни и институт диаконисс. Например, в Византии и на Руси, в отличие от апостольской и первохристианской мученической эпохи, мы почти не знаем прославленных в лике святых женщин, кроме некоторых великих княгинь и цариц. Но на Западе таких было существенно больше.

В России в наступившую трудную и переломную эпоху для Церкви в ХХ веке женщины снова стали играть исключительно важную и активную роль. Можно даже утверждать, что во многом они просто спасли многие храмы от закрытия, и среди них есть немало мучениц и исповедниц, причисленных в последние годы к лику святых.

Как и в случае первых жен-мироносиц, они не были искушенными в тайнах духовной жизни и в богословской проблематике, но веровали и оставались верными в простоте своего сердца. Есть два значения слова «вера» или даже два образа одной и той же веры. Вера как знание и вера как доверие.

Вера-знание («верую в», «верю, что») выражается в догматах. Вера-доверие («верю кому») – в практической жизни. Вера-доверие без основных твердых знаний часто может привести в запутанные лабиринты различных суеверий, и тут женщины бывают особенно уязвимыми. Вера-знание, как более «мужской» ее образ, без доверия и верности также становится сухой, холодно-рассудочной и бесплодной.

Конечно, лучше всего гармонично сочетать эти два образа веры или две её стороны. И прекрасный пример веры-доверия, перерастающей саму себя и становящейся также непоколебимой верой-знанием, являли первые жены-мироносицы, как и продолжают его являть многие служительницы Церкви уже в современном мире — будь то на клиросе, или по хозяйственной части, или в заботливом украшении храмов, или в деле духовного просвещения, катехизации и педагогики, а теперь вот ещё и в журналистике, и в работе замечательных сайтов в интернете.

В этом постоянстве их служения, верности и преданности Христу и Его Церкви поистине проявляется та самая духовная красота, о которой упоминал апостол Петр в своем первом соборном послании. С праздником всех современных служительниц, дорогих сестер во Христе!

Священник Филипп Парфенов